А партизаны, как нам стало известно, шли на Муравьи

Рубрика : О Cаласпилсе

У матери и у брата Павла разыскалось что-то из теплого.

Мне раздобыли партизанский полушубок, ладно скроенный. Расстаться мне пришлось с ним уже в Саласпилсском лагере смерти, послужил он верно.

А партизаны, как нам стало известно, шли на Муравьи, соседнюю, километрах в трех, через болото, деревню. Там вроде бы собрались полицаи во главе с широко известным в тех местах их вожаком, которого все звали Ванька Кустов.

В одной из книг мне встретилась такая информация:

«Немцы для борьбы с партизанами организовали банду из местных кулаков, антисоветчиков и дезертиров, возвратившихся по домам и скрывавшихся в деревнях. Банда была вооружена гранатами, ручными пулеметами и новыми русскими винтовками. Организатором банды был бывший кулак из деревни Муравино Ашевского района Кустов Михаил, в прошлом — гвардеец Семеновского полка. Под его началом было 80 человек. Внезапным налетом партизаны уничтожили банду, убили Кустова и сожгли деревню Муравино, где базировалась банда».

Не знаю, о какой банде, из какой деревни Муравино в этой книге велась речь, но я помню, что деревню называли Муравьи, оттуда был глава полицаев Ванька Кустов, и когда его убили партизаны, не знаю, по крайней мере в августе 1943 года, когда арестовали нас, он был жив.

Так вот, зимой 1942-1943 годах партизаны решили «проведать» эту самую деревню. Перебравшись через болото, обойдя деревню, начали партизаны искать полицаев. Нас и одного из бойцов оставили в боевом охранении на дороге, ведущей в Копалыгино, где до войны был центр сельсовета и которая уже была сожжена, а далее дорога шла к поселку Красный Луч. Там, в Красном Луче, всегда был крупный гарнизон фашистов, партизаны, чтобы попасть в Партизанский край, проходили невдалаке от него, обычно ночью.

До сих пор помнится происшедшее той ночью. И сон — повторяющий со свойственными ему искривлениями одну из тогдашних картин, — не оставляет.

Полицаев эта деревня Муравьи дала несколько. И выходец отсюда Иван Кустов, ставший одним из заводил их, нередко приезжал под родной кров. Партизаны, прослышав, что Кустов здесь, и решили рассчитаться с ним. Были настороже.

Так вот, основная группа партизан отправилась в деревню. Мы — у околицы. И вдруг — в деревне взрыв! Это потом мы узнали, что случилось несчастье по неосторожности одного бойца. Отправляясь в деревню, он заранее вставил в гранату запал. Ехал в санях. Видимо, как-то повернулся неловко, чека выдернулась и передок саней разнесло, лошадь ранена, понеслась, за ней бьющие по ногам оглобли. А боец ему разнесло ноги. Весь низ.

Все это внесло сумятицу. Подошла еще одна группа партизан. Было решено прекратить поиск полицаев, уходить, тем более в морозной тиши звук взрыва разнесся далеко и мог насторожить немцев в ближайших деревнях.

А партизан, раненый, как он стонал! Его просьбы пристрелить, избавить от мучений были страшные. Муки он испытывал невероятные. Он скончался. И взять с собой бойцы его не смогли, подошедшие партизаны сообщили, что гарнизон в Красном Луче поднят по тревоге, дороги, ведущие в Партизанский край, перекрыты, и надо с боем пробиваться туда.

Нам предложили вернуться в Сударево, предупредить старосту Клима, чтобы помалкивал о происшедшем, о нашей ночной отлучке с партизанами из деревни.

Как бы то ни было, еще несколько месяцев провели мы на свободе, до конца августа 1943 года.

Рубрика : О Cаласпилсе

В дополнение к этой статье, советую прочитать:
  • Эти мои отступления не случайны.
  • Партизаны ходили очень часто
  • Оказывается, кто-то из предателей донес немцам, что у нас сын был партизаном и что я похоронила его.
  • Партизаны добывали оружие, нападали на немецкие разъезды
  • Побег молодых шестерых новоржевцев