Бригада росла.

Рубрика : О Cаласпилсе

Перед войной семья Лесковых жила тоже на станции Вырица, хотя родители из-под Новоржева.

Тогда, в довоенную пору, немало крестьян из прилегающих к Ленинграду мест тянулось в «город», так это именовалось. Когда Вырица была захвачена оккупантами, Петр с матерью отправились, куда потише — на родину, в Новоржевский район.

Однако и там, вроде бы в глуши, тишины не было, не нашли Лесковы покоя. О том, как проходила жизнь, рассказывать нечего. Народ не мог смириться с «новым порядком». В конце 1942 года, когда широко развернулось партизанское движение, много молодежи из новоржевских деревень ушло в партизаны.

В начале 1943 года стал партизаном и Петр. Только что создаваемой бригады.

— Какая, не помню, — делился со мной Лесков. — Называли ее почему-то Карликовая, кажется, по фамилии командира ее.

Действительно, в феврале 1943 года была создана в составе четырех отрядов бригада, было в ней около трехсот человек. Командиром ее назначили М.П. Карликова, комиссаром И.С. Шорникова. Стала она восьмой калининской.

Ушел в партизаны, помнит Петр Лесков, Михаил Ленушкин, мать его в деревне Ленушкой звали, так и Михаила стали звать, он из деревни Агафоново. Был Михаил в партизанах до самого конца. Еще вспомнил Лесков Николая Ломоносихинского, прозвище такое у того было. Из деревни Щербово был Иван Максимов, Ванятой его звали все.

Бригада росла. Прибыло в нее и пополнение из советского тыла. Ходили партизаны, как вспоминает Петр, в Кудеверские леса, под Локню, к Пустошкам. Удивило Петра, что и там есть, оказывается,

деревня Агафоново, как и родная его деревенька. Всего пришлось испытать. Участвовал и в боях. Хорошо помнил он, как погиб сын Раисы Прокофьевны Васильевой, она, помните, подробно рассказала в своем письме об этом.

Был сначала в отряде Жердева, потом — у Иванова. Вроде бы поймали его немцы и казнили.

— По весне в 1943 году, — вспоминал Петр Лесков, — стояли мы в Новоржевском районе, кажется, в поселке Лобно. Там нас готовили для перехода линии фронта за оружием. Помню, девчата там были, храбрые, требовательные. Когда в карауле стояли, без пароля не пропустят. Снегу уже не было. Напали немцы, побили нас, и решило наше командование пробиваться в Белоруссию. Пошли к Пустошкам. Надо было где-то через шоссе переходить, и нарвались на немцев. Подались мы назад, а они из минометов. Зажали нас. Отдал командир приказ: «Выбирайтесь отсюда. Пока по домам». Я, медсестра одна, звать не помню, Вася Белов из деревни Паново, двоюродный брат Миньки Ленушкина, и Коля Ломоносихин двинулись к дому. А было это все километрах в двадцати от нашей деревни.

Месяц, наверное, пробыли дома. Ничего о друзьях-товарищах не было слышно. Тогда немцы здорово пошерстили партизан, об этом вспоминал и другой участник побега — Николай Блинов. Тогда не только бригада М.П. Карликова была разгромлена. А что делать Лескову? В паспорте была сделана отметка, что он принят в партизанский отряд. Куда с такими документами денешься?

Узнали, что можно получить новые документы у Балашова из деревни Дубровы, он за старшего был на ремонте дороги от Опочки до Новоржева. Несколько дней проработал у него Петр, отправили его в Новоржев, мол, там документы дадут, справку, что работает на дороге. И в тюрьму. Знали, видно, что в партизанах был. Продержали сколько-то в тюрьме, допрашивали, а потом в Псковский лагерь на Черехе-реке загнали. Разгружал там дрова, другую тяжелую работу делал. Разные там были люди. Может, с месяц пробыл там — сбежал. Опять домой добрался. Пробыл на воле всего несколько дней, и снова оказался в тюрьме.

Рубрика : О Cаласпилсе

В дополнение к этой статье, советую прочитать:
  • Маленький разнобой
  • Когда стало известно в тюрьме, что нас отправлять будут
  • Псковские фольклорные параллели к «Повести о Петре и Февронии Муромских»
  • Сообщение это не могло не взволновать меня
  • Отмеченным звездочкой