Допросы, переброски с места на место

Рубрика : О Cаласпилсе

— Советы старого нам здорово пригодились.

И дошли мы до Эргли. Сунулись на станцию — моста нет. Не перебраться через реку. Разрушен мост. Вернулись в лес. Трижды пытались по лесу выйти в какое-нибудь другое место, переправу найти, но каждый раз к этому разрушенному мосту выходили. Где-то по проволоке лазали, в парк забрались. Потом снова в лес подались, в сарае спрятались. До утра. Днем мы с Колей Блиновым вышли в разведку. Зашли в дом, тетка какая-то встретила, кормить посадила, а сама в другую комнату и по телефону звонить. Мы услышали и смотались сразу, по кочкам, кругом, да в сарай. Договорились: сидеть тихо, никому не выходить, дежурить по очереди. Как тут получилось, не знаю. Дежурил Толька Петров. Вроде бы он вышел из сарая, решил еды поискать. Но застукали полицаи. Вытянули нас всех из сарая, в Эргли привели. Мы договорились, пока вели, потихонечку, что будем говорить: мол, беженцы, от поезда отстали и домой возвращаемся. А в ту пору немцы многих вывозили на запад. Поверили нам или нет, трудно сказать. Но отвезли в Вендомскую тюрьму.

Дальнейшее уже рассказано раньше. Допросы, переброски с места на место, использование на работах. Приводил Лесков случаи, происшедшие с ним. Вот один такой, произошло дело в Двинске, что сейчас Даугавпилсом зовется:

— Одного поляка избил переводчик, а я заступился за него. Завязалась драка. Кстати, переводчиком был немец. Но охранники не разняли нас, а стояли рядом, да еще подзуживали. А я озверел, думаю, все равно ответа не миновать. Тут комендант увидел драку, бежит к нам, пистоль вытащил,

замахнулся — вот сейчас ударит. А я упал. И комендант через меня покатился, от неожиданности, видать. Вскочил я и побежал, и опять охранники не стали держать, только улюлюкали. Нырнул под вагон, в канаву — и сбежал. Сутки бродил вблизи. Как же, думаю, без ребят один пойду. Решил и ребят выручить. Подобрался потихоньку к бараку, окликнул. Васька Архипов выглянул. Комендант тут как тут. Васька ему: «Да это наш!”… И его вместе со мной угнали в штрафной лагерь под Двинск. Так мы с Василием отстали от ребят, с которыми бежали из Саласпилса.

Но фронт приближался. Надумали фрицы перегонять лагерь. Подогнали к сараю, где размешались заключенные, машину, распахнули двери и давай в кузов натискивать. Ребята сообразили — махнули под машину и тягу! В лес. В лесу, когда бродили — ведь никуда не сунешься, уже и фронт близок, фрицы злые, встретили еще одного такого же горемычного, звали его тоже Вася. Вроде бы военнопленный красноармеец из Иваново. Двинулись втроем к фронту. Шли, вспоминает Лесков, сутки. Чувствуется, фронт вот он, тут. Здесь я снова слово предоставляю Петру Ивановичу Лескову, лучше сказать не могу, он все это пережил.

— Говорю ребятам: «Вы посидите, спрятавшись, а я в разведку шмыгну». Пошел разузнать обстановку. И вышел к своим. Радости было! Там еще наши есть, говорю. А это были разведчики. Немцы успели оторваться, отступая. И пошли разведчики со мной, тем более, что я, когда шел, никаких немцев не видел. Подошел с разведчиками к Василиям, а тут стали фрицы из минометов крыть. И ранило меня и Василия, которого мы с Архиповым в лесу встретили. Разведчикам надо было вперед идти. Командир ушел с передовой группой. Но добрые ребята были, машину раздобыли, погрузили нас и в тыл направили, к реке. А моста-то нет через нее. Выгрузили и сами на фронт, своих догонять. Мы еще сутки в лесу были. Рана болит. Васька Архипов где ни бегал, ничего найти не мог, никакого транспорта. Потом какой-то военный набрел, ушел с Васькой, подводу прислал. И отвезли меня с ивановским парнем в госпиталь. А Василий Архипов ушел сразу же 6 армию. Вот она, история — простого человека в наисложнейших обстоятельствах. Только рассказанное П.И. Лесковым можно было бы брать за основу для приключенческой киноленты. Записывал его рассказ, сожалел, что не было диктофона, так образно говорил он.

Рубрика : О Cаласпилсе

В дополнение к этой статье, советую прочитать:
  • Раненые находились в тяжелейшем состоянии, раны начали гнить
  • Себежская комсомольская организация.
  • Командование батальоном принял на себя Я. Ф. Фабрициус
  • А сколько погибло военнопленных!
  • Два раза из Сударево добирался старый Потап Федорович — ведь сын его, младший Демушка попался