Интересовались былым не только дети, но и взрослые

Рубрика : О Cаласпилсе

Там по сути дела и началась вся эта история, о которой в основном я и буду рассказывать.

Это из Моглина попали мы в Саласпилс, где я впервые и узнал об этой отважной шестерке парней из Новоржева, псковского городка, о которых помню теперь все это время. Материалы о них и просил выслать в тогдашний Музей революции Латвийской ССР Н.А.Тигачин.

И еще письмо — их будет немало в моем повествовании:

«Здравствуйте, дорогой Ефим Федотович! Пишут Вам пионеры 7-в класса школы № 19 города Ижевска. Девиз класса: «Бороться и искать -найти и не сдаваться!”. Отряд работает над темой «Бухенвальдский набат”. Разыскиваем бывших узников нацистских лагерей. Собираем материал для музея «Бухенвальдский набат». Мы знаем, что Вы тоже были узником концлагерей. Поэтому очень просим Вас: помогите нам, пожалуйста, расскажите нам о зверствах нацистских палачей, о стойкости и мужестве наших отцов и братьев. Мы дети мира, мы не знаем ужасов войны, но мы должны о них знать, мы не хотим, чтобы черные, грязные тучи закрывали мирное небо и яркое солнце. Очень просим вас, напишите нам, помогите найти адреса бывших узников. Вышлите нам Вашу фотографию и что-нибудь о лагере, в котором Вы были».

И ещё одно письмо:

«Мы, пионеры и комсомольцы 7-го класса Булынинской школы, узнали, что Вам довелось пережить ужасы фашистской неволи, прочитали

об этом в газете «Псковская правда». Хотим с Вами переписываться. Напишите нам о себе подробнее. Нас все интересует. Наш адрес: Псковская область, Великолукский район, п/о Булынино — Булынская школа-интернат».

Такие письма — уже история. Сегодняшнее время внесло свои коррективы, и я знаю на примере многих школ, что вся та поисковая работа, которой раньше гордились, заброшена, стала никому не нужной.

Интересовались былым не только дети, но и взрослые. Вот письмо от двоюродной тетушки Пани — Парасковьи Артёмовны. Её отец погиб в боях с врагами Родины в апреле 1945 года:

«Тридцать с лишним лет берегла твое первое письмо, которое ты писал нам после всех скитаний в войну. В том письме ты описывал все свои переживания — с первого до последнего дня. Думала, пусть читают внуки. Но при переезде письмо куда-то затерялось, теперь и сама не помню, в каких концлагерях вы были. Если будет время, напиши нам. В этом году были мы на экскурсии в Риге».

И Паня теперь далеко, за границей, — в Белоруссии. Так многое изменилось.

Письмо за письмом, мои ответы и копии складывались в папку, копились. Время от времени я вчитывался в строки, написанные разными почерками, пришедшие из разнообразных мест. Время от времени садился за стол, пытался начинать писать. А потом отрывки и обрывки попадали всё в ту же папку.

Побудило все же писать письмо из Музея революции Латвии, растревожило память снова. Николаю Алексеевичу ответил тогда, что, мол, придет пора, обязательно передам все имеющиеся бумаги в Музей, но пока не сумел закончить работу над ними.

Тогда и решил: надо дело делать! Надо писать. Причем, не столько о себе, о своей матери и брате. Прежде всего о тех, с кем был рядом, с кем сводила судьба. И, конечно, о тех шестерых новоржевцах-псковичах.

Сразу скажу — память сохранила все-таки очень мало. Пожалуй, многих из тех, кого упомяну, кого вспомню здесь, и не знал тогда. Только документы, воспоминания товарищей по несчастью помогают восполнить полузабытое, стертое в памяти. И письма, те самые, которые буду приводить. Некоторые из них сохранились чудом, прошли уже через десятилетия, и я рад, что время пощадило их.

Рассказываю о далеких теперь временах, о годах Великой Отечественной войны, о Псковщине. Вспоминаю некоторые процессы, происходившие там. О муках и бедах, которые переносили советские люди. О фашистских тюрьмах и концлагерях, через которые довелось пройти.

И о мужественных людях, их стойкости, верности Родине. Не о каких-то исключительных людях — самых обыкновенных, в ту пору только вступивших в сознательную жизнь, но сделавших свой выбор осознанно. О тех шестерых псковских парнях, тогда стремившихся к свободе. О их последующей жизни до наших дней, увы! — перенесенное сказалось на каждом.

Все рассказанное и будет расширенным ответом на просьбы, которые были высказаны в письмах.

Рубрика : О Cаласпилсе

В дополнение к этой статье, советую прочитать:
  • Сообщение это не могло не взволновать меня
  • Раненые находились в тяжелейшем состоянии, раны начали гнить
  • Когда немцы заняли новоржевские места
  • Жаль, не довелось встретиться
  • Положение было катастрофическое.