Иоакимовская летопись

Рубрика : Легенды и были о княгине Ольге в Псковской земле

Тогда, по летописному преданию, Ольга потребовала с осаждённых небольшую дань — по три голубя и по три воробья с каждого двора — для принесения в жертву богам для излечения от глазной болезни. Те дали.

Затем к каждой птице привязали серу с огнём «ввивающу ни-тию с платием». После этого «… повеле Ольга, яко смер-чеся, пустити голуби и воробии воем своим. Голуби же и воробии полетеша во гнёзда своя, овии в голубницы, во-робьеви же под застрехи; и тако возгорахуся голубницы, ово клети и вежи и одрины…» и город загорелся со всех сторон. Существует обширная литература, которая объявляет подобные сюжеты фольклорной традицией и приводит литературные параллели. Я думаю, когда всё загорелось внезапно и со всех сторон, жители Искоростеня меньше всего думали о литературных параллелях и фольклорных истоках подобного катаклизма. Ничего технически невозможного тут нет. А есть хорошее знание поведения домашнего голубя, который всегда возвращается домой, в данном случае — в голубятни. Между прочим, автор небольшой статьи Б.Г. Бравов, предполагает, что Ольга вполне могла наблюдать повадки домашнего голубя на реке Великой, где прошли её детство и юность, а затем и в Киеве. Судя по всему, птица эта была вполне обыкновенная в городах и сёлах Руси в X веке. Известно, что у язычников было принять разводить голубей при храмах. И действительно, по одному из летописных вариантов, голуби в Искоростень полетели не только в голубятни, клети, «вежи» и «одрины», но и в храмы, что добавляет ещё одну черту к картине «священной войны».

543

Итак, когда после длительной осады этот город, столица древлян, был взят, то судьба пленных была различной — старейшин сожгли вместе с городом, часть жителей была перебита, часть попала в рабство, других же оставили на месте — платить дань. Надо полагать, что здесь были убиты последние виновники гибели князя Игоря. Ситуация была перевёрнута, душе князя обеспечен языческий загробный комфорт, государству — условия для дальнейшего процветания, а древляне после этого предпочитали платить тяжёлую дань, но ни в коем случае не восставать. Здесь существенно и то обстоятельство, что вторая древлянская война 945 — 946 годов приходится на временной промежуток между сведениями Ибн-Мискавейха 943 — 944 годов и Льва Диакона 971 года, то есть, на время бытования живой этнографической традиции среди руссов, описанной в этих источниках — в смысле их отношения к загробному миру.

Я не знаю, кто из киевских воевод отдал приказ «Убить их всех!» — в такой или очень близкой формулировке. Был ли это воевода Асмуд или кто-то другой, но кажется, все действия киевских руссов подтверждают наличие такого приказа о поголовном уничтожении убийц князя Игоря. Убеждён только, что этот приказ отдавала не княгиня Ольга. И все другие — тоже. Рядом с ней, за ней, а иногда и вместо неё стояли опытные в таких делах воеводы её мужа, язычники, точно знающие что и как делать в следующий момент. Но распоряжения номинально отдавались от имени Ольги — так требовал ритуал. И вот, тайная христианка Ольга, великая княгиня киевская, женщина, которая потом давала милостыню и язычникам и никого не загоняла в христианство силой, молча смотрела на все эти языческие гекатомбы, в центре которых она находилась волею судьбы. Что она при этом чувствовала, пусть каждый решит сам.


В дополнение к этой статье, советую прочитать:
  • Конфликт между Игорем и его дружиной
  • Ольга пошла в древлянскую землю на встречу с князем Малом
  • Сложилась ситуация, которую можно назвать патовой
  • Князь Олег и княгиня Ольга: миф, сага и летопись
  • Княгиня Ольга посетила Константинополь