Летописный бъдын

Рубрика : Легенды и были о княгине Ольге в Псковской земле

Завещание Ольги. — Летописный бъдын.

— Происхождение термина. — Языческие погребальные действа в житий Константина Муромского. — Археологические реалии. — Скандинавская традиция.

Возможно, что эта древняя погребальная традиция отразилась и в том обряде, по которому должны были

похоронить княгиню Ольгу, если бы она не оставила завещание, чтобы погребение происходило по христианскому обычаю.

Когда же в преклонных годах — в возрасте около 76 лет — в 969 году умерла княгиня Ольга, то «…плака-ся по ней сын ея, и внуци ея и людье вси плачем великим и несоша и погребова ю [в Киеве] на месте [у церкви] [идеже повелела]; и бе заповедала Ольга не тво-рити трызны над собою, [ни могилы сыпати], бе бо имуще презвутер, сей похорони блаженную Ольгу». А вот в Прологе XV века под 11 июля это событие описано несколько более подробно: «Призва [Ольга] сына своего Святослава и заповеда ему с землёю равно погрести ю а могылы не сути, ни трызн творити ни бъды-на деяти…».

В другом Прологе М.И. Погодиным было выявлено разночтение: «… и заповедала ему со землёю равно погрести, а могилы не сыпати, ни тризн ерити, ни бды деяти».

О значении слова «бъдын» существует несколько взаимоисключающих мнений. М. Фасмер считал, что это языческий намогильный памятник, исключая при этом иные мнения. Б.А.Рыбаков, опираясь на определение лингвиста О.Н. Трубачёва, полагает, что бъдын — это «толстый древесный ствол, столб» и далее приводит ис-торико-археологические параллели этому толкованию. Авторы солидного «Этимологического словаря славянских языков» считают возможным соотнести бъдын как с формально лингвистической, так и с обрядовой стороны с сербо-хорватским словом bbdnjak — «’пень, колода, сжигаемая в канун рождества’, болг. бъдняк то же, причём первичное знач. бъдын — ‘надгробное сооружение (столб)’, поскольку погребения отмечались столбами … Др.-русск. дынити … русск. диал. придынивать ‘пригревать’». Действительно, в Прологе XIV века место о погребении Ольги читается несколько иначе: «… и

призва сына своего Святослава заповеда ieMoy погрести ся с землёю равно, а могылы не соути, ни тризны твори-ти, ни дына деати».

Таким образом, складывается впечатление, что три элемента погребального ритуала вызвали особое неприятие Ольги-христианки своей ярко выраженной языческой окраской:

1. Могила (курган)

2. Тризна

3. Бъдын (дын?)

При этом требовалось запретить каждое из этих действ, поскольку в противном случае, каждое из них могло быть воспроизведено в отдельности и каждое несло языческую окраску. Поэтому было бы интересно сравнить эти элементы с возможно более полным перечнем языческих действ во время проведения погребального ритуала, и такой перечень есть. В Житии князя Константина Муромского, составленного в XVI веке, но явно опиравшегося на более ранний древнерусский источник, довольно подробно перечислена последовательность элементов йогребального обряда. Когда князь Константин (до 1129 года?) похоронил тело своего умершего сына Михаила по христианскому обычаю, то: «… невернии людие, видяще сия, дивляхуся, еже не по их обычаю творимо бе погребение, яко погребаему сыну самодержцеву [вариант: князю Михаилу], взнак на востоке [вариант: во знак на восток лицем], а могилы верх холмом не сыпаху, но равно с землёю, ни тризнища, ни дыни [вариант: дымы?] не деяху, ни битвы, ни ножекроения [вариант: кожи кроения] не творяшеся, ни лицедрания, ни плача безмерного, и о том безумнии ругахуся …

Земельный юрист вологда.


В дополнение к этой статье, советую прочитать:
  • Загадочный элемент языческого погребального ритуала
  • Почему в 969 году бъдын подлежал запрету
  • После Ольги: дунайский исход Святослава
  • Странный и поучительный контраст
  • Распространенная летописная форма