Мать отца — моя вторая бабушка

Рубрика : Островский край.

Ее помню хорошо. Все мое детство, вплоть до школьного возраста, прошло в основном в доме бабушки, как говорят, под ее крылом. Была она худенькая, очень подвижная. Целыми днями я находился в ее доме, часто и ночевал там на печке, благо наши дома рядом, и родители знали, где я нахожусь. Днем она хлопотала по хозяйству. Но не забывала и нас, ребят. То накормит горячими лепешками, то достанет откуда-то пряник, конфетку или яблоко. А когда ей выдавалась свободная минута — вместе с нами мастерила игрушки из подручных материалов, в основном из лучины: то «пильщика», то «медведей-кузнецов». Она не гнала нас от себя, даже когда мы, видимо, и мешали ей, вовлекала в посильную работу: то мы подносили ей хворост — она рубила его на колоде, то вместе с ней подметали избу, то в Крещенье зимой ставили крестики из лучины на озимое поле, возле колодца или крестили мелом ворота, стены построек. Рассказывали, как однажды бабушка сделала ровненькую грядку, сажала что-то, а я (мне было тогда 3 или 4 года) шел следом за ней по грядке, вытаскивал рассаду. Она не заругалась, а показала, как сажать рассаду. Я стал помогать ей.
Вечерами мы забирались на печку, слушали бабушкины сказки, некоторые по многу раз.
Несколько строк о родных по отцовской линии. Сведения о них у меня скудные. Деда по отцу я вообще не видел. Он умер до моего рождения. Кем он был — не знаю. Отец почему-то не рассказывал мне о нем. Мать отца — моя вторая бабушка жила далеко от нас, в деревне Заовражье, Гдов-ского района, где-то в лесах, верстах в сорока от Гдова.
Мне было лет пять, когда мы всей семьей поехали туда навестить бабушку. До станции Гдов ехали поездом, потом на телеге через дремучий лес, ночью, страшно боялись волков. Их там было в те времена много. Бедная избушка бабушки находилась на краю деревни. Вокруг — лес, а у избушки голо, ни кустика, ни деревца, никаких хозяйственных построек. Удручающее впечатление все это произвело на меня. До сих пор стоит перед глазами одинокая бедная избушка.
Немного о жизни и быте жителей деревни того времени на примере семьи деда.
В пору моего детства почти все жители деревни жили в основном натуральным хозяйством. Сеяли рожь (пшеница на нашей подзолистой почве росла плохо), ячмень («жито»), овес, горох. Выращивали лен, картофель, различные овощи в огороде — капусту, огурцы, редьку, редис, салат, морковь («баркан»), свеклу, брюкву («каливкр), укроп, лук, фасоль, турнепс (на корм для скота). В результате, имели свои свежие овощи, квашеную капусту, соленые огурцы. В саду росли яблоки, вишня, орехи, груша, красная и черная смородина, крыжовник, малина. В диком кустарнике собирали чернику и «гоноболь» (голубику) , бруснику. В ближайшем Рубиловском лесу собирали, солили и сушили грибы. Когда я подрос, бабушка брала меня с собой по грибы, учила, как
отличать съедобные грибы от поганых, как уберечься от укуса гадюк.
Во дворе у деда гуляло десятка два кур, уток или гусей — были свои яйца, временами курятина, гусятина. В хлеву стояли одна — две коровы. Не вдоволь, но хватало своего молока, простокваши, творога, масла, сметаны. В свинарнике хрюкали две-три свиньи. Одну — две резали зимой. Не раз наблюдал, как горящими пучками соломы опаливали, оскабливали свиные туши, потрошили.
Держали в хозяйстве несколько романовских овец. Из выделанных специалистами овчин, приходящие из других деревень мастера шили шубы, полушубки, а из шерсти валяли валенки; женщины пряли нитки, красили их, вязали рукавицы, перчатки, платки, носки, плели разноцветные пояса с кистями.
Из сыромятной кожи забитых коров делали сбрую, поршни (нечто вроде тапочек для работы в поле). Из ракитовой и липовой коры («лыка») плели лапти. Оборы к ним (длинную тесьму) ткали из льняных ниток.


В дополнение к этой статье, советую прочитать:
  • Из писем узнали, кто погиб, кто выжил.
  • Воспоминания о Стаднике
  • Ориентация на детскую аудиторию
  • Рассмотрим сюжеты Дурак и береза (СУС 1643) и Набитый дурак (СУС 1696).
  • Сравнительный анализ вариантов сказки