НАБИТЫЙ ДУРАК.

Рубрика : Сказки Псковской области

Среди «дурацких» форм мышления, выделенных Ю.И. Юдиным, есть такая: «применение средств, приводящих к результатам, прямо противоположным желаемым; выбор средства, применяемого в других условиях, но не пригодного в том или ином реальном случае» 56 Именно эта форма алогизма лежит в основе сказки Набитыйдурак (СУС 1696).

Попытаемся выявить исторические корни алогичных мотивов, свойственных этому сюжетному типу.

В литературе высказана мысль о связи образа фольклорного глупца с обрядом инициации. Так, Ю.И. Юдин считает, что «сюжеты сказок о дураках берут начало в представлениях о посвящаемом, который в ходе обряда инициации, как считалось, теряет рассудок и в которого вселяется дух».57 Другой исследователь, А. Дуров, пишет: «Дурак есть номинация ритуальной жертвы, умирающей и возрождающейся. Процесс смерти и возрождения моделировался в «универсальном переходном обряде» — обряде посвящения. Поэтому прообразом дурака следует считать посвящаемого, проходящего обряд инициации».58

В. Тэрнер в своей книге «Символ и ритуал» выделяет три основных этапа обряда инициации:59 разделение (отрыв посвящаемого от занимаемого им ранее места в социальной структуре); грань (лат. limen, «порог», отсюда название «лиминальная личность»; на этом этапе должно произойти обучение неофита правилам поведения в данном обществе);

соединение («ожидается, что ритуальный субъект будет вести себя… в соответствии с определенными обычными нормами и этическими стандартами, регламентирующими поведение тех, кто занимает определенное социальное положение в системе таких положений»).60

Обратимся к сказке. Исходная cumvaum. Исходная ситуация сказок о набитом дураке показывает, что глупый герой обычно живет вдвоем с матерью: Жила-быпа вдова, у ней был сын-дурачок (Худяков, 28); У одной вдовы был сынок Ванюша. Роста высокого, характера доброго, только ума малого. (Соб-85, 76); Жил-был Ванюша-дурачок с матерью (Сб., № 93); Был Иван-дурак. У матери один-единственный сын. (Бахтин-Ширяева, 61)

Дурак может жить не с матерью, а с женой: Был муж да жена. Жена-то умная, а муж-то не совсем (Соколова, 18)

Есть вариант, прямо указывающий, что герой сказки о набитом дураке первоначально находится в изоляции и при этом проходит обучение: Жила-была вдова. И у ней был один-единственный сынок, и он был глупый. Она его никуды не пускала, все его учила, все ему говорила, толковала: как быть, как жить, как делать. (Горьк., 7)

Исследуя волшебную сказку (СУС 709) Волшебное зеркальце (Спящая красавица), В.Я. Пропп показывает, что этот сюжет отражает такой момент в структуре иниционного обряда, как проживание неофитов в мужском доме, в изоляции, в лесу. Доступ женщинам в эти мужские дома был закрыт. Однако «старухи… могли иметь доступ в мужские дома, не считаясь уже женщинами. Старых женщин братья называют матерями».61 Кроме того, пишет В.Я. Пропп, «в мужских домах всегда находились женщины (одна или несколько), служившие братьям женами».62

Итак, набитый дурак в сказке живет с матерью или женой. Такая ситуация, как видим, укладывается в схему обряда инициации. Таким образом, уже в исходной ситуации сказки о набитом дураке есть данные, позволяющие искать генетические корни этого сюжета в элементах обряда инициации.


В дополнение к этой статье, советую прочитать:
  • Сказочный компонент в мифологическом повествовании
  • Поэтика и генезис сказки. Сказка и миф. Сказка и литература.
  • Приключения набитого дурака.
  • ПРО ИВАНА ДУРАКА…Слепой и глухой…ЦЫГАН И МУЖИК
  • Эти мои отступления не случайны.