Оккупировав Псковщину, фашисты подвергли неслыханным издевательствам евреев

Рубрика : Псков в годы великой отечественной войны

Повсеместно были устроены тюрьмы, камеры следствия, «штубе» — комнаты допроса, где применялись средневековые методы дознания — пытки. Всех подозреваемых в симпатиях к Советской власти арестовывали и помещали в тюрьмы и гражданские лагеря в Пскове и Печорах. Многие так и не возвращались домой.

Сотни женщин, детей и стариков томились в концентрационных лагерях под Псковом и в тюрьмах без предъявления им каких-либо обвинений. Достаточно было малейшего подозрения, чтобы человека арестовали, избили. С людьми, уличенными в связях с партизанами, гитлеровцы расправлялись с особой жестокостью. Время хождения по улицам было строго ограничено — с 7 до 18 часов. Каждый схваченный патрулем рано утром, поздно вечером или ночью и не имеющий специального пропуска на право хождения в неурочное время мог быть расстрелян на месте без всякого предупреждения. Категорически запрещалось пускать на ночлег и кормить каких бы то ни было прохожих.

Оккупанты устраивали частые облавы и налеты на жилища мирных граждан. Если в домах находились посторонние лица, их арестовывали вместе с хозяевами. Тех и других

после допроса обычно расстреливали. Доступ в Исков из других населенных пунктов и с окраин города разрешался только по пропускам, выданным городской управой с разрешения военно-полевой комендатуры.

Оккупировав Псковщину, фашисты подвергли неслыханным издевательствам евреев. Евреи обязаны были носить на одежде особые отличительные знаки, жить в гетто.

Человек с желтой звездой на груди при встрече с гитлеровским солдатом обязан был сойти с тротуара на проезжую часть улицы. Если же он медлил, то любой немецкий солдат мог на месте пристрелить виновного, не неся за это никакой ответственности. За время оккупации гитлеровцы уничтожили почти всех граждан еврейского происхождения, которые проживали в Пскове.

Коммунисты, политические комиссары, советские активисты заносились в категорию «нежелательных» и подвергались «спецобработке», то есть уничтожению.

На глазах у жителей города происходило массовое истребление пленных красноармейцев. Истощенных, падающих от голода людей пристреливали прямо на улицах. Бывали случаи, когда умирающих живыми закапывали в землю вместе с трупами.

Лагеря военнопленных были расположены на окраинах Пскова. Военнопленные содержались исключительно плохо. Им давали ло 100 граммов хлеба в сутки, в обед — баланду, вечером — кипяток. Спали они на голых нарах в несколько этажей, а в некоторых лагерях — прямо на сырой земле, в холодных сараях. Медицинскую помощь пленным не оказывали; тяжело больных, истощенных и раненых уничтожали.

Военнопленные использовались на самых тяжелых физических работах. Нередко конвоиры, сопровождавшие их на

велосипедах и мотоциклах, заставляли истощенных людей бежать за ними. Тех, кто выбивался из сил и падал, пристреливали.

Много десятков тысяч военнопленных было умерщвлено. В лагере «Шталаг-372» замучено 75 тысяч, в Крестах — 65 тысяч, в Песках — 50 тысяч. На Мироносицком кладбище было погребено 30 тысяч человек. Обстановка, сложившаяся в результате самоуправства фашистских властей и полного бесправия населения, практически исключила возможность точного учета жертв террора.

Комиссия, разумеется, не смогла восстановить всю картину злодеяний, совершенных оккупантами, ей удалось составить только примерное представление об ущербе, нанесенном фашистами древнему русскому городу, о количестве жертв фашистского террора.

Жестоким режимом, террором гитлеровцы пытались запугать население, пресечь в самом зародыше всякую попытку выступления против оккупантов, сломить боевой дух сопротивления советских людей и сделать из них послушных рабов немецких баронов, князей, помещиков и капиталистов.

Но они просчитались. Псковичи никогда не склоняли головы перед врагом. Так произошло и на этот раз. Советские люди не испугались кровавого террора.


В дополнение к этой статье, советую прочитать:
  • Газеты подпольщиков и партизан
  • Непокоренная земля
  • Могли отойти арьергарды
  • Немцы бросили против народных мстителей три охранных батальона
  • Богатый опыт миссионерской работы в Латвийской республике