Ориентация на детскую аудиторию

Рубрика : Сказки Псковской области

Сказка веселая по определению, по ее функции, по ее бытовому назначению.

Отсюда, по-видимому, возможность комически разработанных концовок сказки сюжетного типа СУС 163 Пение волка независимо от последствий событий, описываемых в сказке, для ее персонажей, кончается ли ее повествование избавлением деда с бабой от беды (№ 14) или их гибелью (№ 16). Из всей ситуации беседы, из подсказок внучки, что знает еще бабушка (а мы записали от А.Е. Алексеевой еще и песенки-потешки), было ясно, что и песенки, и сказку внучка слышала неоднократно, что сама она их знает наизусть и что каждый раз они доставляют ей ожидаемое удовольствие. Свидетельства о том, что любимые детьми сказки рассказывались им неоднократно, содержатся и в воспоминаниях самих сказочников. Таким образом, это была школа освоения художественного наследия, школа освоения родного языка. Судя по воспоминаниям информантов, привычным местом «мастер-класса», где в роли «маэстро», преподносившего детишкам сокровища народной словесности, выступала чаще всего старенькая бабушка, была просторная русская печь. Надежда Ивановна Тимофеева из д. Турицы, Порховского р-на, вспоминает: «Когда я была маленькой, лет десять мне было, а моим сестрёнкам и того меньше, в дому нашем была печка большая, на ней мы все помещались: четыре сестрёнки и пятая мать. Любили мы очень слушать сказки, которые нам мама рассказывала! И просили у мамы, чтобы стращные сказки говорила… про серого волка, как украл у деда с бабой семь овец, чтоб быстрей нам уснуть… (следует текст Сказки про волка №12, СУС 162А Дед, баба и волк) А здесь нам становилось страшно, и мы засыпали. А на следующую ночь опять мамку просили сказку про волка рассказать». Мария Михайловна Ганнибалова из п. Дедовичи, Дедовичского р-на, исполнившая песню о ровушке-сове (№ 135), которую стали замуж говорить за зайца, пояснила: «Ещё бабушка на печке учила этой песне». Свою замечательную сказку Про Ваню-Дураню (№ 63) Ефросинья Ивановна Алексеенкова из д.Колпино, Новой вол., Пустошкинского р-на, предварила таким комментарием: «Мне рассказывала сказки бабушка. Бабушка была старенькая. Полезли на печку, легли спать, и она мне всё рассказывала сказки. Одну расскажеть, другую рассскажеть. Как я любила сказки слушать! Я маленькая была, наверное, лет восемь или десять — вот так. И еще у меня сестрица была. И она лежала на печке. Ну, слушайте! Жил-был дед с бабой…».

Ориентация на детскую аудиторию, как давно замечено фольклористами, сказывается на художественной системе сказки. Такая ориентация отчетливо ощущается в целом ряде текстов сборника, в частности в сказке, о которой уже шла речь, Волк и дед со старушкой (№ 13), где на протяжении повествования песенка волка звучит десять раз!

uuJbx1397291815

Эта ориентация может проявляться в подробностях разработки сказочных сюжетных мотивов, в деталях, рассчитанных на детское воображение, в соответствующих интонациях, репликах, пояснениях, песенках-стишках, в упрощении сюжета и т. п.

Сказку Как дед другую жену искал (№ 66), о которой уже шла речь, Татьяна Михайловна Голер слышала в детстве от бабушки и сама, работая воспитателем в детском саду, рассказывала детям. И для нас сказка прозвучала в присутствии ее маленькой дочки, очень живо реагировавшей на перипетии сказочного повествования. Вот как разработан у Т.М. Голер, в частности, мотив «Баба тащит поросенка на крышу бани, где выросла трава» (СУС 1210): Смотрит: баба с поросёнком. Тащит! Привязала к поросёнку какие-то вожжи или веревку и тянет поросёнка на крышу. А поросёнок визжит, пишит! Не хочет на крышу лезть! Баба его тянет! Ориентированы на восприятие и воображение маленького слушателя оба помещенные в сборнике варианта сказки о коте, петухе и лисе (СУС 61В), что особенно чувствуется в эпизодах, где лиса, вымацивая петушка из дома, пляшет и поёт, похваляясь новыми лапотками и онучками (№ 6) или катается на санках-самокатах (№ 7). «Детской», упрощённой, версией представлен в сборнике сюжет СУС 2022В Разбитое яичко (№№ 113,114 Курочка ряба), и СУС 314А Бычок-спаситель (№ 23 Бычок-дристунок). В последней сказке в ответ на заявление волка: «Девочка, девочка, я тебя съем’» — следует реплика героини: «Не ешь меня: я маленькая!» В сказке Ручеек слёз (№ 35) покинутую в лесу падчерицу по ручейку, протекшему от её слёз, находят царские слуги и привозят во дворец. А во дворце её приютили, переодели, дали комнату и няню. И стало ж ей сильно жить хорошо! Сравним с № 34 Речка слёз, где сюжет развивается более традиционно: падчерица становится женою царевича.


В дополнение к этой статье, советую прочитать:
  • Насыщенность текстов записанных сказок
  • Устойчивые сравнения как средство языковой образности в русских и литовских народных сказках
  • Некоторые из зафиксированных экспедициями ПГПИ текстов
  • Рифмованные фразы
  • Восьмилетний Андрюша Зандов — прекрасный рассказчик