Побег молодых шестерых новоржевцев

Рубрика : О Cаласпилсе

В тот раз они были у Царьковых.

Только собрались поесть, как прикатили немцы с полицаями. Деваться было некуда, дом был окружен. Выходит, кто-то постарался донести фрицам, что в этом доме находятся партизаны.

Ворвались враги в дом, стали избивать ребят. Никандру прикладом ударили по лицу, выбили зубы. Забрали всех захваченных с собой, а дом подожгли. Старших Царьковых, других близких выгнали из деревни. Не прошло и часа, от великих переживаний, от горя мать его умерла.

Так все и оказались в лапах врага. Так описывала в письме Анастасия Васильева.

Дальнейшее, можно сказать, известно. Моглино. Саласпилс. А потом

— побег молодых шестерых новоржевцев.

К сожалению, я ничего не могу сказать о том, как сложилась судьба Никандра, или как его называли после войны близкие — Аркадия, после побега, где он встретил День Победы. Переписка не дает возможности узнать все, что хотелось бы. Но судя по письмам его жены, вернулся парень в свою деревню Дубровы. А своего дома уже не было. Тогда, видимо, подался на заработки. В 1948 году встретил Настю — Анастасию Васильевну, на четыре года она была моложе Никандра.

И потекла жизнь, трудовая, кочевая. Работали Царьковы в передвижной машинной станции на капитальном ремонте разбитых во время войны железных дорог. От Брянска прошли до самой Москвы. Работа в ПМС известно какая, удобства жизненные — вагончики, вообще-то мало пригодные для обитания. Все время на улице, в зной и холод, в снег и дождь. Попытались обосноваться, вернувшись в деревню Дуброво, но там их никто не ждал, а детей уже двое, девочки. Близкие разъехались. Дома родительского нет. И решили попытать счастья в Латвии, там в одном из совхозов работал брат Никандра. Выдержали среди латышей два года. Сам он работал электромотористом на дойке коров, а для Анастасии какая работа — за детьми и за мужем ходить надо.

И в послевоенные годы жизнь для русских в Латвии была не в радость, впрочем, как и сейчас. Но тогда еще действовали «лесные братья”. Коренные латыши открыто заявляли о том, что русским у них делать нечего. Раздавались угрозы. И подались Царьковы из Латвии прочь. Куда? Решили поближе к Ленинграду, тем более, что там жил еще один брат Никандра, две тетки, да две сестры.

С 1953 года обосновались Царьковы под Ленинградом, работа, конечно, нашлась — тогда не нынешние времена, это теперь надо искать, куда приложить руки свои. Тогда везде люди нужны были. Пошли на кирпичный завод. Это в городе Отрадное Кировского района. Работа в три смены. Никандр — электриком, Анастасия — просто рабочей. Получили они комнату, довольны были! В 1954 году пошел Никандр учиться на шофера, и, как говорит Анастасия Васильевна, шофер из него получился отменный. Так и связал он всю оставшуюся жизнь с этой работой, до самого ухода на пенсию в 1983 году. Все возил, что заставляли. Последние восемь-девять лет ездил на «Волге”, начальство в Ленинградском западном порту «катал».

На отдых не пошел. Хотя, кажется, все уже было. Дочери в.жизни пристроены, вышли замуж. Квартиру однокомнатную Царьковы- стар-

шис получили, одна из дочерей жилье имеет тоже в этом же доме. Живи, да радуйся. Но пошел Никандр дежурным в док. К сожалению, там и нашла его смерть. 2 мая 1986 года он был на дежурстве. Народу в этот, тогда еще подлинно праздничный день, в доке практически не было, и никто так и не может сказать, что же произошло. В вечернее время оказался он в воде и не смог выбраться.

Рубрика : О Cаласпилсе

В дополнение к этой статье, советую прочитать:
  • И я повторяю эти же слова.
  • Отмеченным звездочкой
  • ПРО ИВАНА ДУРАКА…Слепой и глухой…ЦЫГАН И МУЖИК
  • УМНАЯ НЕВЕСТА…СKA3KA ПРО КЛАД
  • Ефим Разин, Документальное повествование