Положение было катастрофическое.

Рубрика : О Cаласпилсе

Не успели взять с собой радиостанцию.

И мы потеряли связь с Советским Союзом. Немцы заняли наш аэродром, где садился самолет. Нам нечего было кушать, и вы знаете, что достать было почти невозможно. Положение было катастрофическое.
Вот пока и все. Будем держать связь. Я не знаю, чем отблагодарить всех вас. Мне прямо стыдно, я ваших адресов не имею, как вы узнали? Неужели у вас сохранились адреса? Пропишите.
Да, я выпустил из вида Николая Чиненного. Я не знаю, ще он и что с ним.
Вот и все. Еще раз прошу — пишите. С приветом я и моя семья, я им много рассказывал про всех вас. Прошу, если вы можете, пришлите фото, я буду очень благодарен вам».
Письмо это было написано Матюшевым 19 февраля 1946 года, в это время я был уже в рядах Советской Армии, получили его домашние и сохранили. Сейчас даже не могу утверждать, действительно ли фамилия этого человека Матюшев М.Р. Что-то зацепилось в памяти — несколько необычный адрес: ст.Заозерная, Красноярского края, рудник Богунай. Этого, конечно, мало. Многое позабылось, многое затерялось. А вот письмо сохранилось, и оно дает снова и снова вспомнить былое. Но стерлось в деталях. Не помню, по какому поводу упоминается в письме 46-го года Дорошенко, кажется, один из былых партизан, с которым довелось встречаться в первые послевоенные месяцы в Бажаницах, когда рассматривался вопрос о возвращении нашем домой, в Кандалакшу. Может быть.
И время прервало тоненькую связь. Как-то я послал по уцепившемуся в памяти адресу письмо такого содержания:
«Уважаемый товарищ Матюшев М.Р.!
Вас, конечно, удивит это письмо. Но как-то так получилось, что мне захотелось вам написать. Ведь исполнилось двадцать лет с того времени, как мы в первый и последний раз обменялись письмами. Ваше письмо и сейчас хранится у меня».
Видимо, писал я это послание в 1966 году.
«К сожалению, я не помню вашего имени и отчества. И вы навряд ли помните обо мне. Но попробую напомнить.
Лето 1943-го. Вы с двумя своими товарищами оказались в деревне Сударево. Там вас и, кажется, Чиненного, ранили полицейские. Вы долго находились в лесу без питания, пока не нашли местные жители, старый Потап. Помните? Деревенские мальчишки носили вам кушать. Женщины раздобыли стрептоцида, который помог вам.
Вылечившись, вы ушли из Котовского леса.
Потом судьба разметала нас по разным сторонам.
Я запомнил ваш адрес. Вернувшись в октябре 1945-го домой, я написал вам, вы ответили мне.
Такова предыстория.
Не знаю, как вы, а я часто вспоминаю военное время, и в памяти оживают то одна, то другая картина. И с удовлетворением вспоминаю, что в нашем единении, поддержке друг друга крепли наши силы, что ли.
Мне было в 1943-м пятнадцать лет. Эго в ту пору было очень много. И сейчас я своим мальчишкам, которых у меня трое, часто вспоминаю прошлое, чтобы лучше ценили настоящее.

Рубрика : О Cаласпилсе

В дополнение к этой статье, советую прочитать:
  • Раненые находились в тяжелейшем состоянии, раны начали гнить
  • Интересовались былым не только дети, но и взрослые
  • Письмо из Тосно возвратилось ко мне
  • Собрать бы все выплаканные слезы. Собрать бы всю пролитую кровь.
  • Ничто не напоминало, что гибли здесь люди в фашистской неволе