После потери Псковом независимости

Рубрика : Островский край.

В таких городках были размещены незначительные гарнизоны, составляющие «ратные дворы»: пищальники (позже стрельцы), пушкари, зелейные мастера. Вокруг размещался довольно обширный посад, населенный ремесленниками, торговыми людьми, тягловыми и, конечно, духовенством. Во Владимирце было несколько церквей: свт. Николая (1462 г.), прор.Ильи (существовала до конца XVIII в. и, повидимому, погибла в страшном пожаре 1790 года, уничтожившем весь Владимирец), Рождества Богородицы (при ней находился монастырь, закрытый в конце XVIII в., очевидно, в связи с упразднением Екатериной II множества «неперспективных» монастырей). Владимирец стал одним из 12 псковских пригородов XV века.
Будучи выдвинута на границу с новгородской землей, которая проходила по водоразделу чудской и ильменской водных систем, Владимирецкая крепость стала связующим звеном в общей псковсконовгородской системе обороны южных рубежей от шаек литовцев, которые не только постоянно терзали юг Псковщины, но и неоднократно
осаждали находящиеся значительно северовосточнее новгородские Порхов и даже Старую Руссу. Со стороны новгородской земли к Владимирцу примыкали укрепления Вышегорода — Дедовичей (за Дедовичами вплоть до самой Ловати шли непроходимые болота). До Вышегорода (XIVXV вв.) было всего 30 км.
«Псковские пригороды были связаны с городскими концами: по два пригорода на конец». Во главе такого городка стоял пригородский посадник, при нем находился и княжеский наместник. «Пригородские посадники выбирались из числа псковских бояр по одному или иногда по два на пригород». Кроме того, местным населением выбирались пригородские старосты. Для решения насущных вопросов могло собираться местное вече, которое, правда, должно было подчиняться решениям верховного псковского веча, определение по наиболее важным делам выносилось во Пскове. Оно не могло выносить решения о смертной казни без санкции высшей инстанции. Пригороды имели свою казну, откуда шли во Псков налоговые отчисления. Помимо постоянного крепостного гарнизона, вече могло созывать своё ополчение, которое обеспечивалось за счёт городской казны, имело своё знамя. Во время военных действий, по приказу Пскова пригородское войско могло переходить в ведение центральной власти. За неподчинение или превышение полномочий Псков мог применять к пригородам штрафные санкции.
После потери Псковом независимости (в. 1510 г.), Псковщина была поделена на уезды. В XVI в. их было 15, один из них был создан с центром во Владимирце.
История не сохранила повествований о скольконибудь значительных сражениях под Владимирцем, вплоть до Ливонской войны. Вообще с присоединением в 1510 г. Псковской земли к единому Московскому государству (то есть через пятьдесят лет после строительства оборонительных со
оружений в 1462 г.) Владимирец уже не имел прежнего значения пограничной крепости.
В ходе продолжительной Ливонской войны (15581583 гг.) боевые действия развернулись на огромных пространствах северозапада Московского государства, северной части Литовского княжества, практически по всей Прибалтике. В 1560 году значительный немецкий отряд подошёл к Владимирцу, но был разбит русскими ратниками под началом князя Дмитрия Овчинника.
Губительным для Владимирца оказался поход польсколитовской армии Стефана Батория (15801581 гг.). Владимирец, как и вообще все пригороды южной половины Псковщины, был попросту уничтожен. Дольше всех — три дня — оборонялась каменная крепость Острова. Натиск врага смогли остановить лишь крупнейшая по тем временам русская крепость Пскова, да недавно построенные по последнему слову фортификации мощные стены Печерского монастыря. Пришло время больших организованных армий с плановой стратегией ведения войны. Время малых крепостей вместе с эпохой литовских набегов уходило в прошлое. Меняются торговые пути, городки Судомской возвышенности уже не возродятся в прежнем величии, они пустеют. Хотя некоторые из них ещё остаются центрами маленьких уездов, но в XVIII в. они будут объединены в один большой Островский уезд.
Сегодня, кроме монастырских построек, во Владимирце лишь два жилых двора, но сам монастырь по молитвам псковопечерских старцев живёт и строится, несмотря ни на какие невзгоды. Революции, войны и «перестройки» довершили обнищание края, но, несмотря на эту внешнюю нищету, никого не может оставить равнодушным удивительное Божье его очарование. Упоительная тишина и покой, живописные, заросшие дремучими лесами горы, кристальные родники, шумные ручьи. Цивилизация уходит из этих мест, и сюда возвращается Богозданная красота.

Опыт освоения «Летописи г. Острова и его уезда» протоирея Н.А. Панова.
Любитель и исследователь древностей Островского уезда, настоятель островского Троицкого собора, протоиерей Николай Панов оставил нам замечательное наследие в виде бесценной коллекции исторических сведений, касающихся родных для нас мест. Это и полевые наблюдения сохранившихся к началу двадцатого столетия памятников истории и церкви; записи местных преданий, живших тогда ещё в памяти народной; архивные материалы, безвозвратно утерянные к нынешнему времени; наконец, просто зарисовки современных ему событий, ставших теперь далёкой историей. Сам отец Николай рассматривал свой исследовательский, собирательный труд как основу для работы краеведов последующих поколений. Поэтому его работа кроме замечательной аналитической части содержит большое количество фактического материала, обработать который, повидимому, у него не было возможности.
Данная работа представляет собой попытку оценки и реорганизации материала, собранного протоиереем Николаем Пановым на примере одной из глав его книги «Летопись Острова и его уезда» (Остров: издво А.И.Фуфаевой, 1913 г.), в целях более наглядной подачи краеведческих данных. По ходу изложения текста книги Н.А.Панова, в квадратных скобках даны пояснения и дополнения.


В дополнение к этой статье, советую прочитать:
  • КАРТИНЫ ИЗ ИСТОРИИ НОВОГО ВРЕМЕНИ.
  • ПСКОВСКИЕ ПРИГОРОДЫ
  • Cистематические раскопки во Владимирце
  • Председатель педагогического совета
  • «ВОЛОДИМЕРСКИЙ УЕЗД» ВЛАДИМИРЕЦ