Существуют две точки зрения на время возникновения бытовой сказки

Рубрика : Сказки Псковской области

Первая: бытовые сказки возникли позже волшебных.

Соответственно этим подходам исследователи по-разному видят происхождение образа сказочного глупца. Сторонники первой точки зрения говорят о пародировании в бытовой сказке образа Иванушки-дурачка из волшебной сказки. Так, В.П. Аникин пишет об иронической разработке мотивов волшебной сказки в бытовой (мотив связи человека и предмета (печь), человека и мифических сил).25 Н.М. Ведерникова отмечает: «Если доброта и отсутствие практицизма в Иване-дураке волшебной сказки идеализируются, то у героя бытовой сказки эти качества пародируются».26Таким образом, по мнению этих ученых, бытовая сказка сформировалась позже волшебной и восприняла от волшебной сказки некоторые элементы, осмыслив их в пародийном ключе. И образ Иванушки-дурачка из волшебной сказки, утратив героический и мифологический подтекст, перешел в бытовую сказку, где получил комическую, сатирическую окраску.

Сторонники идеи параллельного развития бытовой и волшебной сказки выдвинули предположение, что дело обстоит как раз наоборот. Образ Иванушки-дурачка был заимствован волшебной сказкой из бытовой сказки и анекдотов. Так, Е.М. Мелетинский пишет: «Образ Иванушки-дурачка связан с анекдотической сказкой. По-видцмому, самый термин «дурачок» перешел в волшебную сказку из анекдота, где он был гораздо более распространен».27 Н.В. Новиков также полагает, что «проникновение образа Иванушки-дурачка в волшебнофантастическую сказку относится, по всей видимости, к сравнительно позднему времени и не исключено, что произошло это не без влияния новеллистической (анекдотической) сказки».28

Исследователи бытовой сказки объединяют произведения в тематические группы в зависимости от центрального персонажа. Так, «Сравнительный указатель сюжетов: Восточнославянская сказка» выделяет сказки о глупцах и простаках (1200-1349), о супругах (1350-1379), о глупых женах и хозяйках (1380-1404), о злых, ленивых, хитрых женах и их мужьях (1405-1429), о глупых супружеских парах (1430-1439), о женщинах (девушках) (1440— 1449), о невестах (1450-1474), о старых девах (1475-1499), о хитрых и ловких людях (1525-1639), о счастье по случаю (1640-1674), о дураках (1675—1724), о попах (1725-1850).

Обратимся к группе сюжетов о дураках. Ю.И. Юдин считает эту группу «в известном смысле центральной, ключевой для бытовых сказок, так как в сюжетах других сказочных групп варьируются или повторяются те ситуации, которые с наибольшей полнотой и разнообразием представлены именно в сказках о дураках».29

В.Я. Пропп, допуская сатирическую направленность некоторых групп бытовых сказок, замечает, что «в целом сказки о глупцах не могут быть названы сатирой на человеческую глупость — для этого поступки дурака слишком невероятны»,30 «глупость здесь нечто большее, более значительное, чем только художественный прием для создания необычайных ситуаций и комических происшествий».31 Ю.И. Юдин пишет о том, что «природа нашего сказочного героя [дурака — Т.Н.] только проявляется в дурацких поступках, но к ним никак не сводится».32

В.Я. Пропп, считающий бытовую сказку более поздним, чем волшебная сказка, образованием, рассматривает сказки о дураках, глупцах и шутах как особую «тематическую и композиционную группу».33 Он предполагает, что вся «эта оргия глупости, шуточности стоит в какой-то связи со средневековыми так называемыми «праздниками дураков».34 Гипотеза параллельного развития волшебной и бытовой сказок допускает, что корни художественного вымысла последних, в частности сказок о дураках, могут относиться к доисторическим временам.

Намечая подходы к исследованию генезиса мотивов и сюжетов бытовых сказок, Ю.И. Юдин пишет о двойном значении сказки: произведение описывает происшествия, связанные с реальным бытом, и в то же время имеет подтекст, скрытый смысл. Исследователь отмечает «недостаточную пригнанность» внешнего, реального, и скрытого планов: «Сказочник… пытается выдать необычное за обычное, невозможное за возможное, подыскивая для этого мотивировки и, напротив, связан традицией там, где имеет дело с таящейся от его глаз и неизбежной фантастической необычностью бытовой сказки».35

Такой подход позволяет понять механизм возникновения алогизма в сказке.

http://apkgood.ru/ gt club - underground club.


В дополнение к этой статье, советую прочитать:
  • Основная цель
  • Данные этнографии и фольклора
  • Рассмотрим сюжеты Дурак и береза (СУС 1643) и Набитый дурак (СУС 1696).
  • ДУРАК И БЕРЕЗА анализ
  • Тенденция к обытовлению