В 1987 году

Рубрика : О Cаласпилсе

После армии работаю в колхозе. Семья — жена, да трое детей.

А мать моя вернулась домой только в 1946 году. Больше о своих товарищах я ничего не слышал, а интересно бы знать, кто где проживает».

Не в пример письма Архипова это — скупое, немногословное. Но очень знаменательное. Характеризующее русского человека, который никак не может смириться с неволей. Уж кажется, и так пережил всякое. Убежал с товарищами из смертного концлагеря, откуда, пожалуй, и не было столь дерзких побегов. Но нет — попавшись снова, изыскивает Анатолий Алексеевич любую возможность, чтобы снова бежать. В письме он мимоходом упоминает, что с поезда убежал. Я-то знаю, что это такое, с поезда уйти. Помню, когда нас осенью 1943 года везли из Локни, мы хотели бежать. Но, видимо, недостаточно хотели, что ли. На станции Сущево нашу попытку пресекли, колючей проволокой опутали железнодорожный вагон. А вот Анатолий — смог! Мимоходом сообщает, что и Красной Армии послужил потом, в самом конце войны. Я у него не уточнил, где довелось служить, когда уволился в запас.

В июне 1987 году новоржевская газета «Знамя труда» опубликовала в трех номерах мою статью «Набат памяти» — воспоминания о былом. Надо отметить, что тогда это мое газетное выступление побудило местных журналистов более пристально заняться некоторыми деталями военной темы. Тогда же появились там публикации о саласпилсцах. В том числе о Василии Архипове, о Николае Блинове, вызвавшие у новоржевцев определенный отклик. Из этих публикаций узнал имена других новоржевцев, прошедших через Саласпилсский лагерь смерти. Это Тимофей Суворов, Шилов, Леон Михайлов, Михаил Абрамов и другие -жители деревень Посадниково, Залог, Вехно. Володя Топорков из деревни Залог падал на ходу от истощения.

Именно тогда, после газетной публикации 1987 года, в числе других писем получил я и такое — от Людмилы Николаевны Блиновой, дочери одного из бежавших из Саласпилса. Ранее я уже получал письма от ее отца. Вот что написала Людмила Николаевна:

«Сейчас в нашей местной газете «Знамя труда” под рубрикой «Никто не забыт и ничего не забыто» публикуется Ваш рассказ о тех далеких днях войны, когда Вы и ваши родные находились в лагере Саласпилс. Сколько горя, лишения перенесли Вы, но не зачерствело Ваше сердце, столько добрых слов написали о моем отце, простом труженике. Вы напомнили людям о том, что рядом живет человек, перенесший столько горя в 17 лет. Рассказ о том, как отец бежал из лагеря, я слышала только в детстве: папа не любил вспоминать те страшные дни. И сейчас без слез не могу читать Ваш рассказ. Папа сейчас на пенсии, но продолжает трудиться. И, конечно, ему, не избалованному вниманием, такой рассказ о нем очень его трогает».

Надо теперь несколько подробнее, основываясь на письмах, рассказать о Николае Блинове. Письма от него начали поступать давно, и я уже приводил некоторые. Была у нас и личная встреча, правда, непродолжительная. Вот бы сейчас, когда веду рассказ о былом, сесть за стол рядком. Вопросов возникает немало, но к сожалению… у каждого за плечами годы. Да и участников тех событий, о которых рассказываю, нет в живых.

Родился Николай Блинов в сентябре 1924 года. В последнем предвоенном году окончил семь классов неполной средней школы, видимо ШКМ — школы колхозной молодежи, так они ранее назывались. Стал работать в колхозе молотобойцем.

Когда началась война, угонял общественный скот от немцев, привели стадо в Кашинский район теперь уже Тверской области.

«До сих пор накладная на сдачу скота хранится в нашем колхозе,» -рассказывал в 1987 году Николай Владимирович на страницах новоржевской газеты. Что же теперь, в сегодняшнюю перестройку-катастройку, стало с тем колхозом, где начинал свой трудовой путь псковский парень?

Рубрика : О Cаласпилсе

В дополнение к этой статье, советую прочитать:
  • Отмеченным звездочкой
  • ПРО ИВАНА ДУРАКА…Слепой и глухой…ЦЫГАН И МУЖИК
  • УМНАЯ НЕВЕСТА…СKA3KA ПРО КЛАД
  • Ефим Разин, Документальное повествование
  • Цех крупнопанельного домостроения