XX ВЕК. ПОРТРЕТЫ НА ФОНЕ ИСТОРИИ

Рубрика : Островский край.

Звонарь с уничтоженной Казанской церкви
В. М. Мусийчук, кандидат исторических наук, директор Научнопроизводственного центра по охране памятников (г. Псков).
Старожилы Пскова хорошо помнят скромную церковь в честь Казанской Божией матери стоявшую на углу улиц Карла Маркса и Воровского. Уютная, удивительно теплая, как будто источающая домашнее тепло, эта церковь возле колхозного рынка (прежнего Торга) всегда привлекала много людей.
Историческая колокольня, чемто напоминающая Троицкую, была утрачена, поэтому небольшие колокола висели прямо на деревянной перекладине между двух лип. Звонил в колокола старик с окладистой бородой и синими, будто выцветшими от слез, глазами. Старика звали Василий Сергеевич Мамонов. Раньше он жил в Острове, но перед войной переехал в Псков. Звонил с какимто особенным азартом. В этот момент преображалась вся его внешность, и только глаза выдавали страдания, перенесенные, как видно, не единожды. Иногда, после окончания службы, отзвонив положенное время, Василий Сергеевич таинственно улыбался и жестом приглашал войти вглубь церковного дворика. Там он исчезал и спустя некоторое время выносил небольшую стопку из старинного зеленого стекла, до краев наполненную вином.
«Причастись», — говорил Василий Сергеевич, и я, сделав первый глоток, не мог оторваться от удивительно пахучей сладковатой жидкости. «Настоящий церковный кагор», — не без удовольствия приговаривал звонарь.
Он виртуозно владел всеми видами православных звонов. В молодости служил музыкантом в армии и великолепно играл на кларнете. С особым шиком катался на велосипеде. Возле Гремячей горки нередко спускался по крутому холму, поставив ноги на руль велосипеда.
Как и все, кто жил в те годы, он немало испытал. «Красное колесо» прокатилось и по нему. Хотя звонарь и не попал ни на Соловки, ни в иные сталинские лагеря, но легче ему от этого не стало.
Вскоре после октябрьских событий 1917 года волна гражданской войны докатилась и до маленького Острова, который был знаменит своими висячими мостами. Здесь, на тихой окраине, неподалеку от Мироносицкого кладбища, жил со своей семьей Василий Мамонов. 25 декабря 1919 года Мамонов был арестован якобы за спекуляцию маслом и керосином. При этом особо подчеркивалось,что антисоветчик распространял контрреволюциионые слухи, как то: «тов. Ленин — за мир, тов. Троцкий и Зиновьев — за войну». И, пожалуй, самым страшным было то, что два брата Мамонова служили в белой армии.
Постановлением начальника особого отдела Реввоенсовета 15 армии Василий Мамонов в 5дневный срок был выслан на время гражданской войны из района армии. И это еще было своеобразным благом, так как следователь особого отдела вообще предлагал «Мамонова как преступника по должности, спекулянта и контрреволюционера» отправить в концентрационный лагерь до окончания гражданской войны, а отобранные вещи конфисковать.
Впрочем, прошло всего около двух лет, и снова Губчека занимается делом Мамонова. 17 октября 1921 года на заседании коллегии Псковской губернской чрезвычайной комиссии было принято решение: «Мамонова В. С, ввиду того, что его родственники находятся в Эстонии, заключить в концентрационный лагерь до ликвидации бандитских движений в пределах Псковской губернии». Хотя из материалов дела усматривается, что он никаких преступлений не совершал.


В дополнение к этой статье, советую прочитать:
  • Какой была у нас пионерия
  • Высокое мужество
  • Вступить в партизанский отряд
  • Кто же закладывал основы высокой нравственности?
  • Боролись наши чекисты и с детской беспризорностью